Скрыть
Раскрыть
РУС /  ENG

Роджер Берковиц   1
  • 1 Бард-Колледж, Campus Road, PO Box 5000, Annandale-on-Hudson, New York 12504-5000

Невозможная политика

2018, т. 17, № 4, с. 14–24 [содержание номера]
Российско-американская журналистка Маша Гессен высказала недавно идею, что в эпоху роста авторитаризма политика становится невозможной. Гессен обращается к творчеству Ханны Арендт, чтобы осмыслить феномен свободы, возникающей из принадлежности к движению, сражающемуся за свободу. Эту свободу Арендт называет «сокровищем» публичного пространства, где люди действуют совместно. Однако эмоционально заряженные связи, которые возникают благодаря этой коммунальной свободе, зачастую обнаруживают нетерпимость. Как писал Алексис де Токвиль, в практиках совместного управления в американских городах проявлялась американская свобода, однако зачастую в них же обнаруживались грубость и несдержанность. По мнению Токвиля, у элит всегда есть желание ограничить свободу этих городских собраний во имя цивилизованности. Гессен в настоящий момент беспокоит то, что крупные политические движения стали действовать подобно маленьким ячейкам движений сопротивления. К примеру, «Женский марш» требует от своих членов и лидеров идеологической чистоты, так что всякому, кто в своей частной жизни проявляет антисемитизм, в таком движении нет места. Как сторонники Дональда Трампа, так и многие либеральные группы заставляют подчиняться единой идеологии шельмуют и исключают из своих рядов всякого, кто заботится о защите окружающей среды в первом случае или не принимает политик идентичности — во втором. Всё, что нам осталось, по мнению Гессен — это политика шельмования. В такой ситуации политика становится невозможной. В этом выступлении я обращаюсь к наследию Арендт, чтобы спросить: как может выглядеть политика в условиях её невозможности?
BiBTeX
RIS

Журнал "Социологическое обозрение"
Москва, ул. Ст. Басманная, д. 21/4, стр. 1, А-205.
Зам. главного редактора: Марина Пугачева

 
Rambler's Top100 rss